Тему морга для убитых фашистов «Реальный Брест» затронул в прежней публикации «Тайна крепостного дома, не включённого в государственный список».

В ней говорилось, что буквально в 100 метрах не доходя до Северных ворот Брестской крепости, за забором укрылся от людских глаз одноэтажный домик, сложенный из тёмно-красного кирпича. По его кладке, особенно над окнами, видно, что он из крепостных построек.

Участники форума fortification.ru тогда утверждали, что в нём вплоть до Великой Отечественной войны находилось караульное помещение для отдыха солдат, кто стоял в карауле у Северных ворот.

По выбоинам на торцевой стене, вокруг чердачного окна, видно, что в июне 1941 года этот домик принял первый удар фашистов и что, видимо, все бойцы, оборонявшие этот дом, полегли в неравной схватке.

Известный в Бресте «фортификатор» Юрий Грудовик, к которому мы обратились, пояснил, что уже взятый немцами, его подвалы служили моргом, куда свозили убитых солдат и офицеров 45-й пехотной дивизии Вермахта, которую бросили на взятие Брестской крепости.

… О том, что это взятие будет стоить много крови, свидетельствуют выдержки из бюллетеня германского Генерального штаба сухопутных войск «Вооруженные силы Советского Союза по состоянию на 1 января 1941 г.», которые приводятся в книге Ростислва Алиева «Штурм Брестской крепости»:

«Сила Красной армии основана на численности войск и количестве оружия, на неприхотливости, упорстве и храбрости солдата… Вооруженные силы, особенно после финской войны, видимо, строятся на новой основе… Главная цель – воспитать сознательных и деятельных бойцов и командиров…

Солдаты Красной Армии в основном стойкие, неприхотливые, усердные и храбрые… Русский пехотинец со свойственным ему характером русского народа будет особенно хорошо действовать».

Так оно и случилось при обороне Брестской крепости. Пастор 45-й пехотной дивизии Р.Гшёпф в книге «Мой путь с 45-й пехотной дивизией» вспоминал: «Ровно в 3.15 начался ураган и пронесся над нашими головами с такой силой, какую мы ни разу не испытывали ни до этого, ни во всем последующем ходе войны. Этот гигантский концентрированный огневой вал буквально привел в содрогание землю. Над Цитаделью, как грибы, вырастали густые черные фонтаны земли и дыма. Так как в этот момент нельзя было заметить ответного огня противника, мы считали, что в Цитадели всё превращено в груду развалин. Сразу же за последним артиллерийским залпом пехота начала переправляться через р. Буг и, используя эффект внезапности, попыталась быстрым и энергичным броском захватить крепость сходу. Тут-то сразу и обнаружилось горькое разочарование… Русские были подняты нашим огнём прямо с постели: это было видно по тому, что первые пленные были в нижнем белье. Однако они удивительно быстро оправились, сформировались в боевые группы позади наших прорвавшихся рот и начали организовывать отчаянную оборону».

Поэтому и был трагичен «Отчет командования 45-й пехотной дивизии вермахта о штурме Брестской крепости», взятый из архивного фонда 4-й Армии вермахта:

«Высокие потери дивизии в ходе этой операции (1121 чел. убитыми и ранеными, что составляет 7% от её штатной численности) вызвали удивление и раздражение верховного командования — в обстановку «триумфального марша», с которого начался Восточный поход вермахта, они не вписывались. Уже 25 июня начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф.Гальдер делает в своем «Военном дневнике» такую запись: «Подтверждается, что 45-я пехотная дивизия, по-видимому, зря понесла в районе Брест-Литовска большие потери… Выяснить эффективность огня наших установок «Карл» [тяжелые артсистемы] по району Бреста.  Расследовать действия 45-й пехотной дивизии в районе Бреста…»

В свою очередь Юрий Грудовик утверждает, что фашистам с первых же дней штурма крепости в жаркие июньские дни 41-го срочно понадобился морг, чтобы трупы убитых немцев не разлагались.

Бывший морг военного госпиталя №2396 на Южном острове крепости — один из немногих объектов, сохранившихся до наших дней практически в «довоенном» состоянии. В польский период истории крепости здесь была каплица 9-го окружного госпиталя.

Морг этот оборудовали на Волынском укреплении крепости, где располагался военный госпиталь. Сохранились и его старые фотографии, которые опубликованы в книге Ростислава Алиева и Ильи Рыжова «Брест.Июнь.Крепость». Неизвестна только «пропускная способность» фашистского морга. Но учитывая, что большинство из 1121 человек погибло в первые две недели штурма, то цифра получится весьма внушительная.