Историко-культурная ценность Брестчины — старая усадьба древнего княжеского рода — на грани исчезновения.

Всего в 25 км от Бреста, в Каменецком районе Брестской области, прямо на берегу реки Пульва располагается заповедный уголок Беларуси — хутор Гремяче, первые упоминания о котором можно найти в документах XIV века.

Местечко Гремяче в то время входило в состав Волчинского имения и являлось фольварком, переходя по наследству. Первыми владельцами с XV века были Ильиничи, получившие Гремяче по дарственной записи Великого Князя Литовского. В 1612 году  земля принадлежала Александру Госевскому, видному деятелю во времена Льва Сапеги, владельцу большого имения в Волчине.  В то время усадьба Гремяче являлась одним из крупных фольварков  имения Волчин. После Терезы Госевской, с 1708 года, владельцами были Сапеги, затем Флеменги, Чарторыйские, Понятовские и вторично Чарторыйские.

В 1828 году, князь Константин Чарторыйский, владелец Волчина, продал имение Каролине Пусловской. Согласно Инвентарю за 1844-1847 г.г. имение принадлежало роду Вислоцких. Собственностью Адольфа Мартина Пузыны (1848-1914) оно стало в 1870 году.

Именно с этого времени можно говорить о связи прошлого и настоящего. Каменный дом, как артефакт того времени, пока еще можем наблюдать и мы с вами. Именно на хуторе Гремяче сохранилась одна из достопримечательностей Беларуси, включенная в список исторического наследия — усадьба рода Пузынов.

Пузыны – княжеский род герба Огинец, ведущий свою родословную от Василия Глушенка, одной ветвью которого стал род князей Огинских.

Княжеский герб рода Пузынов.

После Адольфа Маритина, в 1890 году Гремяче принадлежало его сыну Юзефу Эдварду Пузыне (1878-1949).  Эдвард в Фрибурском университете (Швейцария) получил степень доктора. Занимался историей происхождения княжеских родов, их политической ролью в жизни Великого княжества Литовского. Юзеф Эдвард продал земли усадьбы осадникам в 1933 году и переехал жить в Большую Берестовицу. (Осадники — польские колонисты-переселенцы, вышедшие в отставку военнослужащие Войска Польского, члены их семей,  а также гражданские переселенцы, граждане Речи Посполитой)

Усадьба заложена на живописно всхолмленной террасе Пульвы (схема). Центром композиции стал  красивый, построенный в формах позднего классицизма, усадебный дом. Он занял наиболее приподнятую, холмообразную часть усадьбы.  Здание кирпичное, оштукатуренное, одноэтажное. Крыша четырехскатная, с люкарнами. Парадный фасад украшает четырехколонный дорический портик с треугольным фронтоном. Из хозяйственных построек на территории усадьбы до сих пор частично сохранились ледник, сыроварня и амбар.

К сожалению, сегодня усадьба находится в полуразрушенном состоянии из-за отсутствия средств на реконструкцию.

Если пройтись по территории усадьбы, то в местном парке можно увидеть немало редких растений и деревьев. Здесь произрастает ель, ясень, белая шелковица, а также куст айвы, который вы не встретите больше ни в одном парке Беларуси и главная достопримечательность — две вековые лиственницы.

 До 1990 года, в здании усадьбы располагался пионерский лагерь.

В 2005 году Каменецкий райисполком безвозмездно передал усадебный дом Пузынов в ОАО «Восход-Каменец» с условием, что сельхозпредприятие сохранит усадьбу и даст ей вторую жизнь. Хозяйство действительно намеревалось затратить на восстановление комплекса немалые средства, но, похоже, не рассчитало своих финансовых возможностей.

С июля 2011 года усадебный дом середины XIX века и 10 га пейзажного парка принадлежат резиденту СЭЗ «Брест» СП «ВэскоБел».

В качестве эпилога хотелось бы написать многое о том, во что превратилась эта архитектурная жемчужина, о состоянии усадьбы на сегодняшний день и о том, как это характеризует наше современное общество, да и, пожалуй, всю нацию.  Но никакие слова не смогут описать то, что показывают эти фото, на примере только одного исторического места, признанного «каштоунасцью».

p.s«Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе и не существует. Что вы подразумеваете под этим словом?… Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнется разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах».

Профессор Преображенский «Собачье сердце».