10 ноября, мне позвонили из Брестской крепости брестчане Олег Полищук и Дмитрий Шакиров, чтобы сообщить, что стройка БРСМ в прямом смысле усыпана человеческими костями.

Из земляной насыпи снятого грунта торчит бедренная кость, рядом валяется человеческий череп, шейные позвонки и предположительно часть женского сапога, который, судя по размерам черепа, принадлежал женщине, останки которой были подняты ковшом строительной техники.

Когда я приехал на место и начал производить съемку, краем уха я услышал от рабочих: Глянь, кости фотографируют.

Меня часто обвиняют в том, что я ищу один лишь только негатив. Но из этой реплики стоит сделать вывод, что рабочие знали о страшной находке, раз оживленно комментировали наше появление на площадке в спешке одевая строительные каски и ничего при этом не сделали. А ведь это человек, которого долгие годы искали, но так и не нашли, а рабочим «хиханьки».

Раз больше никому это не надо, в том числе и главным руководителям-патриотам, которые воспитают в «хихикательном» стиле подрастающее поколение, набираем номер телефона милиции сами.

Из беседы с лицами, которые прибыли на место находки, стало понятно, что это, в принципе, нормальная практика — собирать кости мелким оптом, чтобы экспертам не ездить каждый раз на подобные стройки. Прибывшие на место специалисты сфотографировали находки, записали в бумаги названия костных останков.

Человеческий череп определили как женский. Сапог с узким каблуком предположили, что принадлежал данной женщине, кости которой частично открылись взору, а остальные скорее всего находились еще в земле. Возраст находки старше 50 лет, а точнее определить нельзя, потому что оказывается нет у нас такого оборудования. Как-то так.